Гороскоп. Гадания. Предсказания. Календарь. Праздники

Мвд поиск пропавших детей. «Исчезли бесследно». Как в России ищут пропавших детей. Что, в таком случае, дает новый законопроект

Каждый день в розыск объявляются до 150 несовершеннолетних

Вот только последние: Иванов Матвей, 1,5 месяца, Дедовск, МО. Витя Кац, 3 года, Свердловская область. Вика Вылегжанина, 3 года, Томск.

Матвея пока не нашли. Вику и Витю обнаружили мертвыми.

Пропал, пропал, пропал. Сообщения с жуткой регулярностью взрывают Интернет. Ищет полиция, подключаются волонтеры из отряда «Лиза Алерт» и ассоциации «Поиск пропавших детей».

В прошлом году в России было объявлено в розыск 54 487 человек, из них каждый пятый несовершеннолетний. Статистика за этот год будет еще страшнее.

Некоторых «потеряшек» ищут годами и не находят. Ни живыми, ни мертвыми. Они становятся призраками.

Молодежный парламент Москвы выдвинул законопроект, который сможет обязать полицию начинать поиски пропавших детей уже через три часа после их исчезновения.

«Погуляет и придет!»

Артем Давдян, 2009 года рождения, пропал в ночь с 6 на 7 июля 2012 года (г. Крымск, Краснодарский край). Местонахождение неизвестно.

Катя Четина, 2005 года рождения, пропала 12 июня 2010 года (Пермский край). Местонахождение неизвестно.

Саша Целых, 2003 года рождения, пропала 5 августа 2012 года в районе пляжа (Ростовская область). Местонахождение неизвестно.

Максим Королев, 2006 года рождения, пропал 8 декабря 2010 года (Волгоградская область). Местонахождение неизвестно.


Эти дети пропали бесследно. Словно растворились в воздухе. Сегодня в таких дальних списках без вести пропавших 1315 несовершеннолетних, из них 469 малолетних.

Справка МК

В США и многих странах Европы создана система молниеносного оповещения о пропавших детях. При поступлении информации о пропаже ребенка в течение 30 минут приводятся в полную готовность соответствующие службы, поднимаются волонтеры и армия, береговая охрана и службы безопасности. Информация проходит по бегущим строкам в супермаркетах, высвечивается на информационных табло. Самая известная в мире программа поиска детей называется AMBER Alert. Смысл этой системы состоит в том, чтобы в кратчайшие сроки оповестить о пропаже как можно большее число людей. Аудитория AMBER Alert исчисляется десятками тысяч неравнодушных граждан. За 17 лет благодаря работе этой программы в США было найдено почти 600 детей.

— Шансы, что они живы, к сожалению, минимальные, — говорит полковник полиции Андрей Щуров, начальник отдела розыска лиц ГУУР МВД РФ. — Бывают, конечно, чудеса, как с одним тринадцатилетним мальчиком, который ушел из дома из-за конфликта с родителями. Семья, кстати, благополучная. После исчезновения возбудили уголовное дело, но поиски ни к чему не привели. А через три года вернулся. У нас с ним состоялся такой диалог: «Миша, где ты был?» — «По миру гулял!» — «Ну как без документов?» — «Почему без документов? Я с собой свидетельство о рождении взял!» — «Так вот же оно!» — «Нет, Андрей Викторович, это ксерокопия цветная, а оригинал у меня!»

На законопроект о том, что поиск пропавших детей надо начинать уже через три часа после их исчезновения, мой собеседник смотрит скептически.

Полковник считает, что в розыск следует включаться незамедлительно — и никакие регламенты здесь не нужны. До конца года в России заработает единая информационная база пропавших без вести, которая объединит информацию по всем бесследно исчезнувшим гражданам.

— Когда мы реально видим признаки криминального исчезновения, трубим во все трубы! Помните последний случай в Москве, когда бывшая няня увезла от школы девятилетнего мальчика Ваню? Сразу было возбуждено уголовное дело, подключился Следственный комитет. В поисках задействовали около 150 человек — и ребенка нашли в течение суток живым и здоровым. Или недавний случай в Саратовской области, когда шестилетний мальчик ушел со двора и пропал. На розыск ушли сутки. Сколько было затрачено сил и средств! Участвовали полиция, МЧС, внутренние войска, волонтеры, односельчане. Вертолет подняли! Огромное спасибо обходчикам путей, которые обнаружили дошкольника за 8 километров от дома.

Когда полиция приступает к поискам? Многие люди искренне считают, что с момента подачи заявления об исчезновении человека должно пройти трое суток. Сегодня закон не предписывает конкретные сроки. Где-то приступают к поискам через 24 часа после подачи заявления об исчезновении, а где-то вообще не торопятся, убеждая родителей подождать до утра, а то и три дня, повторяя как мантру: «нагуляется и придет!». «Палочки» за раскрытое и отправленное в суд уголовное дело не отменены. Лишнее заявление для нерадивых сотрудников полиции — это головная боль.

Хорошо, если за это время с ребенком ничего не случится. Но иногда счет жизни идет на часы.

Эти пресловутые три дня на самом деле миф. Такое требование не содержится ни в одном нормативном правовом акте. Сообщение о пропаже ребенка должно быть принято и зарегистрировано незамедлительно.

Каждый день в России объявляются в розыск до 150 несовершеннолетних. Большинство, по данным полиции, составляют подростки в возрасте от 12 до 18 лет, которые уходят из-за конфликта в семье или в детском доме-интернате. К счастью, 98 процентов «потеряшек» разыскиваются в течение 3-10 суток. Но остальные попадают в настоящую беду.

Если первоначальные розыскные мероприятия: проверки, опросы, поиски — ничего не дали и в течение 10 суток ребенок все еще не найден, заводится розыскное дело. Уголовное дело возбуждается в случае, если выявляются признаки насильственного исчезновения. Когда таких признаков нет, но в течение месяца ребенок все еще не разыскан, следствие все равно возбуждает уголовное дело.

— Я понимаю, что добровольцам из «Лиза Алерт» и «Поиска пропавших детей» нужно выкладывать горячую информацию в ленты социальных сетей, но иногда лучше, чтобы СМИ и волонтеры замолчали, — говорит полковник Щуров. — Давайте мы сначала разберемся с обстоятельствами. Вот сейчас раструбили по поводу пропавших пацанов в Башкирии. А там мальчики непростые, им по 16 лет. Один у мамы 200 евро забрал, другой документы на машину и ключи прихватил. И они по Уфе рассекают. Их видят то в одном, то в другом месте. Конечно, здесь есть вопросы к сотрудникам полиции, ведь автомобиль объявлен в розыск. Их, конечно, нашли.

Наше общество бурно реагирует на исчезновение детей, особенно когда речь идет о малышах. На эти случаи иммунитет равнодушия у нас пока не выработался. Сюжет о пропаже очередного ребенка показывают по всем телеканалам, колоссальная активность развивается в социальных сетях.

На поиски пропавшей из коляски девятимесячной Анечки Шкапцовой устремился весь город. Каждый житель Брянска знал наизусть приметы малышки в розовом комбинезоне. Надежда, что девочка жива, теплилась до последнего. Реальность оказалась шокирующей: родители сами убили Аню и инсценировали ее похищение.

Настоящие похищения детей происходят редко, и это всегда ЧП. В таких случаях сразу возбуждается уголовное дело по статье 126 УК РФ («Похищение человека») и весь личный состав поднимается по тревоге. Намного чаще фигурантами этих историй становятся родители, которые не могут поделить своего ребенка. Когда все очевидно и речь идет о неисполнении решения суда, розыском занимается служба судебных приставов. Но бывают и криминальные сюжеты. Был случай, когда отец тайно похитил своего ребенка и убил, а потом покончил с собой. Другая жертва семейных разборок получила сильнейшее эмоциональное потрясение и до сих пор лечится в психиатрической больнице.

Казалось бы, похищение юных невест — экзотика. Но в апреле этого года в УМВД по Ярославской области поступило заявление о розыске шестнадцатилетней девушки, которую трое мужчин увезли в неизвестном направлении. Беглянка оставила родным записку, что хочет связать свою судьбу с избранником и просит ей не мешать. История закончилась относительно благополучно: после первой брачной ночи девушка вернулась в отчий дом.


Покажите мне экстрасенса

Мы уже привыкли к тому, что к поискам без вести пропавших подключаются волонтеры. Они тесно взаимодействуют с полицией и берут на себя огромную часть работы. Пусковым момент для активизации добровольцев стала трагедия в подмосковном городе Орехово-Зуеве, когда в сентябре 2010 года в лесу потерялась вместе со своей тетей пятилетняя Лиза Фомкина. Останки девочки нашли на десятый день. Ребенок умер от переохлаждения. Волонтеры опоздали на сутки. Тогда сформировался отряд «Лиза Алерт» и расширились ряды ассоциации волонтерских организаций «Поиск пропавших детей», объединяющей порядка 8 тысяч человек и несколько сотен тысяч подписчиков.

— За четыре года активной деятельности мы приняли участие в розыске свыше 2 тысяч детей, которых удалось найти. Распространяли ориентировки, проводили опрос населения, прочесывали местности. 220 человек нашли непосредственно наши ребята, — рассказывает Дмитрий Второв, руководитель ассоциации.

Не так давно волонтеры проводили поиски в Ярославской области. Искали девушку 16 лет, которая после выпускного бала не вернулась домой. Ушла пораньше и пропала.

— В полиции к исчезновению отнеслись халатно, посчитав, что это, скорее всего, самовольный уход, — вспоминает Дмитрий. — Заявление приняли, но не спешили начинать разыскные мероприятия. Но мы знаем, что уже через 15 минут после исчезновения может быть криминал. Наши ребята включились в поиски, сумели локализовать район, где в последний раз видели девушку вместе с неустановленным лицом. И в лесополосе ее обнаружили, полуживую, изнасилованную, страшно избитую, без сознания. Неделю она провела в реанимации. Врачи не давали никаких прогнозов. Если бы мы немного опоздали, был бы труп. Девушка выжила, преступника удалось задержать. Он уже осужден.

Дмитрий рассказывает случаи, один страшнее другого. Про пару влюбленных подростков, которые ушли из дома, а спустя 2 недели их нашли в дачном поселке со множественными ножевыми ранениями. Дело не еще не раскрыто. Про девятилетнюю девочку из Вологодской области, найденную изнасилованной и мертвой. Пришлось сообщать страшную весть ее отцу, который тоже участвовал в поисках дочери.

На таких драмах часто происходит выгорание волонтеров. Когда несколько недель ищешь ребенка, а потом находишь труп. За это время ребята прирастают к «потеряшке». Они уже знают родителей пропавшего без вести, его учителей, друзей, помнят все маршруты, которыми он ходил. И продолжают искать даже тогда, когда активный розыск давно завершен.

Максима Королева из Волгоградской области и Катю Четину из Пермского края, пропавших 4 года назад, ищут до сих. Конечно, не с тем же пристрастием, как по горячим следам. Каждый день рождения детей — повод для активизации поисков. Кате сейчас 9, Максиму — 8.

— В прошлом году получили свидетельское показание: женщина видела девочку, очень похожую на Катю, — говорит Дмитрий Второв. — Провели расследование совместно с полицией, нашли: как две капли воды! Но не Катя...

Волонтеры периодически используют систему возрастной прогрессии. Лизе Тишкиной, которая бесследно пропала 7 марта 2009 года после праздничного концерта в школе закрытого города Сарова (Нижегородская область), было 11 лет. Как она выглядит сегодня, в шестнадцать?

Мама Лизы каждый новый день встречает с надеждой, что ее дочь жива.

Поиски красивой девочки со светлыми волосами и зелеными глазами никаких результатов не принесли, и тогда безутешная мать стала искать помощи у экстрасенсов. Ее можно понять, потому что отчаяние заставляет хвататься за любую соломинку. Каждый раз несчастная женщина платила деньги за откровения «ясновидящих». На фокусы экстрасенсов повелись даже сотрудники полиции, тщетно облазившие по указанию известных на всю страну экстрасенсов все труднодоступные места.

— Это хорошие психологи. Молодые сотрудники иногда покупаются на это и верят в эти сказки. В моей практике такого не было ни разу, — признается Андрей Щуров. — Если мне покажут такого экстрасенса, который, посмотрев на фотографию и пообщавшись с родственниками, скажет копать здесь или зайти в этот дом и я поеду с группой и найду там либо живых, либо мертвых, я согласен отдавать ползарплаты и держать этого волшебника при себе.


«Надо звонить в полицию!»

«Ушел из дома и не вернулся» — большинство историй начинается одинаково. Почему-то считается, что с хорошими мальчиками и девочками из благополучных семей это не случается.

— Важно понимать, что любой ребенок в зоне риска, — рассуждает Дмитрий Второв. — Дети, склонные к бродяжничеству, бывает, по 20 раз из дома уходят. И к этому все привыкают: и в полиции, и дома. Был трагический случай, когда пропал двенадцатилетний мальчик, четырнадцать раз убегавший из дома. Мы его искали, но опоздали: он зашел в котельную погреться и задохнулся угарным газом. Многие дети проваливаются в открытые люки и погибают. За это никто не несет ответственности. Мы подготовили петицию по этому поводу.

Бывают вообще парадоксальные истории. В Москве ушел из дома 9-летний мальчик. Ребенок захватил продукты, вещи, фонарик и компас. Родители заявили в полицию, оповестили волонтеров. Ребенок нашелся в Битцевском парке — сам вышел на свет огней. Оказалось, парень занимался спортивным ориентированием, но у него не очень получалось. Решив, что он не достоин своего успешного отца, устроил себе экзамен на выживание.

Случаев, когда пропадают дети, становится все больше. Находится один ребенок — исчезает другой. Полиция отмечает рост криминальных историй. Жертвами преступлений в прошлом году стали 32 ребенка, которых искали как пропавших без вести. За 6 месяцев этого года погибли 15 «потеряшек».


Волонтеры начали очередной поиск. Фото: POISKDETEI.RU

Время от времени курсируют страшные слухи, что каждый день в Москве пропадает по нескольку маленьких детей. Появляются страшилки о банде, которая крадет малышей и разбирает их на органы. Эти истории, к счастью, не нашли подтверждения.

— Но сегодня мы вынуждены констатировать очень много фактов развратных действий с детьми, — говорит полковник Щуров. — Самое страшное, это часто происходит в семьях, даже благополучных. Вроде бы нет никаких причин для ухода из дома, а потом выясняется, что дети бегут от насилия. Когда с ними начинают работать психологи, становится по-настоящему страшно.

Сколько есть времени, чтобы найти пропавшего ребенка живым?

— Времени нет вообще, — не раздумывая, отвечает Дмитрий Второв. — Бывает, и пяти минут достаточно, чтобы случилось самое страшное. Особенно важны первые сутки. Потому что за эти сутки мы еще можем найти свидетелей, которые видели ребенка последними, чтобы локализовать район поисков. В течение дня люди еще помнят, кого встречали на улице, что привлекло их внимание. А потом накладываются впечатления нового дня, и вспомнить мальчика в синей курточке или девочку в зеленом пальто становится практически невозможно.

Многие родители сами медлят с сообщением в полицию. Кто-то не хочет поднимать панику, кто-то боится, что против них будут предприняты репрессивные меры со стороны органов опеки. Кто-то просит помощи на форуме волонтеров, но добровольцы подключаются к поиску, когда есть заявление в полицию.

Если ваш ребенок должен был прийти домой полчаса назад, но его все еще нет и телефон не отвечает, надо звонить в полицию! Пусть он вернется через 2 часа — всегда можно дать отбой.

Начинайте обзванивать всех: школу, педагогов, одноклассников, соседей, друзей. Поднимайте тревогу! Потому что бывают ситуации, когда надо спасать не завтра, не через три часа, а сейчас!

Если в полиции отказываются принять заявление, звоните по телефону доверия, который висит на стене в каждом территориальном отделе. В конце концов пишите на электронный адрес Министерства внутренних дел РФ, и ваше сообщение через несколько часов попадет к полковнику Щурову.

Пока вы читали этот текст, в России пропал один ребенок. Вот прямо сейчас. Дай бог, чтобы он вернулся живым.

Генпрокуратура забила тревогу: каждый пятый пропавший без вести в стране - несовершеннолетний. Только за прошлый год пропали без вести около 18 тысяч несовершеннолетних, из них более пяти тысяч - малолетние.

Хуже всего то, что результативность розыска за последние десять лет упала на 11%. Не в последнюю очередь это связано с волокитой, сопровождающей любое розыскное дело. Бумагооборот затруднен до такой степени, что существует расхожее мнение, будто заявление о пропаже ребенка принимается только на третий день после его исчезновения. В реальности это не совсем так: заявление сотрудники правоохранительных органов обязаны принять в любом случае, а вот уголовное дело, действительно, чаще всего возбуждается, если возбуждается вообще, только на третьи сутки.

По предложению депутатов от «Единой России» в ходе осенней сессии Государственная Дума пересмотрит действующую схему розыска детей. В частности, согласно предлагаемым поправкам, правоохранительные органы обяжут возбуждать уголовное дело о пропаже ребенка в день обращения родственников.

Сейчас поисками пропавших детей занимаются не только следственные органы - на растущей в последние годы волне гражданских инициатив начало активно действовать волонтерское движение, занимающееся помощью в розыскных мероприятиях. О новом законопроекте, работе волонтеров, причинах исчезновения детей и способов обезопасить их с корреспондентом ПРАВМИРа беседует Дмитрий Викторович Второв, секретарь Ассоциации волонтерских организаций «Поиск пропавших детей» poiskdetei.ru.

Исчезновение детей: факторы риска

-Какого возраста дети чаще всего пропадают?

В основном в переходном. Дети взрослеют дважды. Гормональное взросление ребенка происходит где-то в 11-13 лет (тогда особенно меняются девочки, но и мальчики тоже). Следующий период – 15-16 лет. Это, наверное, самые опасные возраста, когда дети не находят понимания среди родителей, хотят больше самостоятельности.

-Что говорит статистика: в каких ситуациях чаще всего пропадают дети?

Абсолютное большинство случаев – это побеги детей из дома.

У нас были совершенно разные случаи. Например, недавний случай в Москве. Пропал мальчик, его искали, а как оказалось, он ушел из дома лишь потому, что занимался спортивным ориентированием, и у него не получалось работать с компасом. Он взял компас, фонарики, сухой паек из глазированных сырков и ушел в лес в Кузьминках, почему-то решив заниматься спортивным ориентированием именно ночью и именно в лесу.

Мальчик был быстро обнаружен и возвращен домой.

Были совсем странные случаи, когда родители заставляли ребенка кушать манную кашу, а он категорически не хотел, воспринимал ситуацию очень остро, хотя ни рукоприкладства, ни особых скандалов не было. И вот он в расстроенных чувствах, что заставляют есть манную кашу, берет и сбегает. Искали его тоже в течение длительного времени.

Таких случаев достаточно много.

Как правило, когда говорят: «Сбежал ребенок из дома», представляется некий отпетый хулиган, который прогуливает школу, плохо учится, родители его обижают, асоциальная семья. Совсем нет. Как показывает практика, нередко дети пропадают в весьма благополучных семьях. Всё, казалось бы, нормально внешне, но что-то такое происходит…

Случаи, когда в пропаже детей виноваты непосредственно родители - как правило, асоциальные. Родители пошли в кафе, пили, гуляли, общались, ребенок был предоставлен сам себе - а потом пропал.

Был вопиющий случай, когда пьяный отец потерял пятилетнего ребенка на улице и обнаружил, что его нет дома, только проспавшись.

Через нашу Ассоциацию с сентября 2010 года по май этого года прошло порядка пятисот случаев пропаж детей. Из них около пятидесяти погибли в силу тех или иных причин. Из них достоверно установлено, что двадцать пять – убиты или изнасилованы и убиты. Всего криминальных случаев около тридцати. Итого: около семи процентов криминальных случаев.

Кроме того, некоторых детей не находят вообще - в течение одного-трех лет, и нет никакой информации, живы ли они или здоровы. Как правило, такие дети безвозвратно потеряны, мы не знаем, что с ними произошло. Были ли они украдены? Были ли они вывезены из страны? Или же они погибли, и следы преступления были скрыты? Неизвестно.

Редкий хэппи-энд

-А бывали случаи, когда через достаточно продолжительный промежуток времени детей всё-таки находили?

Мы работаем в рамках Международного центра по поиску пропавших детей, в том числе, работаем по Украине. У нас был такой случай: нашли информацию десятилетней давности о пропавшем ребенке. И вдруг через некоторое время оказалось, что ребенок найден. Девочку, уже подростка, нашли спустя десять лет.

Оказалось, девочка была похищена неизвестными лицами с неизвестными целями. Каким-то образом она прибилась к цыганскому табору, ее там воспитали. Она все время чувствовала себя в некоем смысле изгоем, потому что не была цыганкой.

Однажды, сбежав, она попала в приют. Там заинтересовались этой историей, стали выяснять, опросили цыган. Те охотно пошли на контакт, рассказали о девочке: как и где они ее нашли, в каком возрасте.

Подняли картотеки, установить пропавших в то время детей и с помощью анализа ДНК определили родителей – маму этой девочки.

Вот такая удивительная история. Так что, как показывает практика, истории, которые имеют большой такой срок давности, тоже иногда заканчиваются хорошо, хоть и в единичных случаях.

Как защитить ребенка?

-Как уберечь ребенка от беды? Есть ли какие-то простейшие правила?

Криминальная история всегда происходит по-разному. Есть сайт – наше информационное агентство poiskdetei.info, он освещает события в жизни волонтерских организаций и поисковых мероприятий. И в ходе этого мы сделали большую подборку рекомендаций для родителей – что необходимо делать.

Как показывает практика, самое главное – это внушить ребенку не разговаривать на улице ни с кем чужим и всегда сообщать родителям о том, что ты куда-то идешь. Это должно отскакивать от зубов. Если тебя пригласил даже хороший, известный, нормальный сосед, если он зовет: «Зайди ко мне, я тебе марки покажу», – обязательно необходимо, чтобы ребенок позвонил и сказал: «Мам, я иду к соседу дяде Вите». Нередки случаи, когда преступления совершаются близким окружением и даже родственниками.

Необходимо давать детям правильные установки: семья – это папа, мама, бабушка, дедушка – всё, на этом семья заканчивается. Дальше – люди, о которых надо всегда сообщать родителям, куда бы ты ни пошел. К сожалению, мы живем в такое тревожное время.

Далеко ходить не надо. В Вологодской области малолетнюю девочку изнасиловали и убили - мужчина, который до этого приглашал другую девочку посмотреть хомячка возле зоомагазина, позвал ее попугайчиков посмотреть… Вторая девочка отказалась. Благодаря тому, что ребенок рассказал родителям о том, что к ней подходил дядя, предлагал посмотреть хомячков, преступник был установлен и арестован.

Еще одна проблема - большое количество детей погибает в системе канализации. Мы искали семилетнего мальчика - он провалился в канализационный люк и захлебнулся нечистотами. Мы сейчас начали активно работать, приготовили петицию, обращение в государственные органы по поводу системы водостоков и канализационных люков, часто бывающих открытыми.

Поэтому детям надо как можно чаще говорить: если гуляете, будьте аккуратны! На люки нельзя наступать, на них нельзя прыгать, их вообще надо обходить.

Ведите с детьми доверительные беседы и всегда участвуйте в их жизни.

Новый законопроект: противостояние с волокитой

-Как часто отказываются принимать заявления в первый день после пропажи ребенка?

С тех пор, как мы наладили рабочие отношения с Главным управлением уголовного розыска, лично мы таких случаев, чтобы предлагали обратиться через три дня, не фиксировали. Но, конечно, где-то на местах еще подобные инциденты могут быть.

После подачи заявления сейчас возбуждается розыскное дело, а уголовное могут вообще не возбудить - для этого существуют определенные процессуальные нормы, основание для возбуждения по 105-й статье (убийство).

Однако, если в следственных органах понимают, что это не тот ребенок, который уже несколько раз сбегал из дома, а это неожиданное исчезновение, есть основание полагать, что это может быть похищение или ребенок находится в ситуации, где его жизни может угрожать опасность, то нам идут навстречу и сразу же возбуждают дело по 105-й статье.

-Что, в таком случае, дает новый законопроект?

Сейчас в Государственной Думе начаты обсуждения по нему, организована рабочая группа. Недавно прошло первое заседание под председательством депутата Васильева.

Во-первых, новые поправки дадут больше прав и возможностей непосредственно самим следственным органам. Сейчас для того, чтобы следственные органы провели и сделали тот же биллинг (сбор информации об использовании телефонных услуг) или же провели пеленгацию (нашли, в какой точке находится телефон) в месте нахождения мобильного телефона, необходимо соблюсти определенные процессуальные нормы: получить разрешение у начальника отдела, после этого - разрешение в суде.

Это очень большая волокита со множеством шагов. А если возбуждено дело по 105-й статье (убийство) - возможности расширяются, мероприятия можно будет проводить более оперативно.

105-я статья: избирательный подход

Плюс ко всему – само дело по 105-й статье попадает на особый контроль: просто розыскное дело и дело по статье «убийство» имеют разный порядок процессуального ведения, и внимания следственный органов к ним тоже различаются.

Мы не можем обязать следственные органы возбуждать в случае исчезновения ребенка дела всегда по 105-й. Представьте себе, мы ищем ребенка, который сбегает в двадцатый раз из детского дома (такие случаи бывают). Если по всем таким случаям будут возбуждать дело об убийстве, возникнет ряд проблем. Представьте себе отдел, где лежит десяток подобных дел. Все службы будут ориентированы исключительно на них.

По этой причине здесь необходим избирательный подход.

Мы придерживаемся мнения, что должен быть определенный алгоритм: если пропал ребенок в возрасте до четырнадцати лет - желательно возбуждать дело по 105-й. Дети в возрасте двенадцати, десяти лет редко бегут из тех же детских домов самостоятельно и тем более многократно.

Кроме того, для ребенка младше четырнадцати лет нахождение на улице представляет большую опасность, чем для шестнадцатилетнего подростка (хотя и он рискует жизнью и здоровьем).

Волонтеры: когда полиция бессильна

-В каких случаях обращаются за помощью к волонтерам?

Родители пропавших детей часто обращаются к нам в случаях, в которых полиция оказалась в силу каких-то причин бессильна. В 2009 году в городе Сарове – это Нижегородская область – пропала Лиза Тишкина, мы ищем ее до сих пор. Полиция тоже ищет очень активно, периодически информация об этом деле попадает в СМИ - но, к сожалению, никаких результатов вот уже третий год у нас нет.

Как вообще ведутся поисковые работы? В чем отличие, как ведут поисковые работы волонтёры и правоохранительные органы?

Наша Ассоциация волонтёрских организаций объединяет 35 организаций. По нашим оценкам, всего их действует в России около сорока. Сейчас волонтёрские организации находятся фактически вне юридического поля. Мы не являемся участниками оперативно-розыскных действий.

Мы ничем не связаны - мы можем предпринимать любые действия в рамках законов, в отличие от следственных органов.

Что подразумевается под «любыми действиями»? Например, мы знаем, что ребенок пропал на краю соседней области. Тогда мы можем оперативно оповестить посты полиции непосредственно возле железных дорог, крупных городов, подключить работающие там волонтёрские организации и о результатах работы сообщать местной полиции.

Следственным органам, которые находятся на границах областей, сложнее. Если, например, во Владимирской области на границе с Московской пропал ребёнок, необходимо сделать запрос, сформировать специальную бумагу, получить на неё разрешение, переслать ее непосредственно в Московскую область. Там она должна прийти, её должны будут спустить в территориальные отделы.

Все это занимает время: день, два, три.

Мы работаем гораздо оперативнее.

Мы не можем провести допрос, но можем найти свидетеля и направить его в следственные органы.

Но, с другой стороны, если мы имеем дело с явно криминальными преступлениями, где ребёнку угрожает какой-то преступник, то, безусловно, мы работаем исключительно под началом следственных органов, руководствуясь только их рекомендациями.

Эксперты отмечают высокую эффективность действий волонтёров, а в связи с этим и необходимость совместной работы.

Здесь надо понимать: волонтёры ни в коем случае не заменяют и не подменяют собой следственные органы, они только оказывают помощь и содействие, в некоторых случаях весьма эффективно.

Беседовала Мария Сеньчукова

Артем Давдян, 2009 года рождения, пропал в ночь с 6 на 7 июля 2012 года (г. Крымск, Краснодарский край). Местонахождение неизвестно.

Катя Четина, 2005 года рождения, пропала 12 июня 2010 года (Пермский край). Местонахождение неизвестно.

Саша Целых, 2003 года рождения, пропала 5 августа 2012 года в районе пляжа (Ростовская область). Местонахождение неизвестно.

Максим Королев, 2006 года рождения, пропал 8 декабря 2010 года (Волгоградская область). Местонахождение неизвестно.

Эти дети пропали бесследно. Словно растворились в воздухе. Сегодня в таких дальних списках без вести пропавших 1315 несовершеннолетних, из них 469 малолетних.

Шансы, что они живы, к сожалению, минимальные, - говорит полковник полиции Андрей Щуров, начальник отдела розыска лиц ГУУР МВД РФ. - Бывают, конечно, чудеса, как с одним тринадцатилетним мальчиком, который ушел из дома из-за конфликта с родителями. Семья, кстати, благополучная. После исчезновения возбудили уголовное дело, но поиски ни к чему не привели. А через три года вернулся. У нас с ним состоялся такой диалог: «Миша, где ты был?» - «По миру гулял!» - «Ну как без документов?» - «Почему без документов? Я с собой свидетельство о рождении взял!» - «Так вот же оно!» - «Нет, Андрей Викторович, это ксерокопия цветная, а оригинал у меня!»

На законопроект о том, что поиск пропавших детей надо начинать уже через три часа после их исчезновения, мой собеседник смотрит скептически.

Полковник считает, что в розыск следует включаться незамедлительно - и никакие регламенты здесь не нужны. До конца года в России заработает единая информационная база пропавших без вести, которая объединит информацию по всем бесследно исчезнувшим гражданам.

Когда мы реально видим признаки криминального исчезновения, трубим во все трубы! Помните последний случай в Москве, когда бывшая няня увезла от школы девятилетнего мальчика Ваню? Сразу было возбуждено уголовное дело, подключился Следственный комитет. В поисках задействовали около 150 человек - и ребенка нашли в течение суток живым и здоровым. Или недавний случай в Саратовской области, когда шестилетний мальчик ушел со двора и пропал. На розыск ушли сутки. Сколько было затрачено сил и средств! Участвовали полиция, МЧС, внутренние войска, волонтеры, односельчане. Вертолет подняли! Огромное спасибо обходчикам путей, которые обнаружили дошкольника за 8 километров от дома.

Когда полиция приступает к поискам? Многие люди искренне считают, что с момента подачи заявления об исчезновении человека должно пройти трое суток. Сегодня закон не предписывает конкретные сроки. Где-то приступают к поискам через 24 часа после подачи заявления об исчезновении, а где-то вообще не торопятся, убеждая родителей подождать до утра, а то и три дня, повторяя как мантру: «нагуляется и придет!». «Палочки» за раскрытое и отправленное в суд уголовное дело не отменены. Лишнее заявление для нерадивых сотрудников полиции - это головная боль.

Хорошо, если за это время с ребенком ничего не случится. Но иногда счет жизни идет на часы.

Эти пресловутые три дня на самом деле миф. Такое требование не содержится ни в одном нормативном правовом акте. Сообщение о пропаже ребенка должно быть принято и зарегистрировано незамедлительно.

Каждый день в России объявляются в розыск до 150 несовершеннолетних. Большинство, по данным полиции, составляют подростки в возрасте от 12 до 18 лет, которые уходят из-за конфликта в семье или в детском доме-интернате. К счастью, 98 процентов «потеряшек» разыскиваются в течение 3–10 суток. Но остальные попадают в настоящую беду.

Если первоначальные розыскные мероприятия: проверки, опросы, поиски - ничего не дали и в течение 10 суток ребенок все еще не найден, заводится розыскное дело. Уголовное дело возбуждается в случае, если выявляются признаки насильственного исчезновения. Когда таких признаков нет, но в течение месяца ребенок все еще не разыскан, следствие все равно возбуждает уголовное дело.

Я понимаю, что добровольцам из «Лиза Алерт» и «Поиска пропавших детей» нужно выкладывать горячую информацию в ленты социальных сетей, но иногда лучше, чтобы СМИ и волонтеры замолчали, - говорит полковник Щуров. - Давайте мы сначала разберемся с обстоятельствами. Вот сейчас раструбили по поводу пропавших пацанов в Башкирии. А там мальчики непростые, им по 16 лет. Один у мамы 200 евро забрал, другой документы на машину и ключи прихватил. И они по Уфе рассекают. Их видят то в одном, то в другом месте. Конечно, здесь есть вопросы к сотрудникам полиции, ведь автомобиль объявлен в розыск. Их, конечно, нашли.

Наше общество бурно реагирует на исчезновение детей, особенно когда речь идет о малышах. На эти случаи иммунитет равнодушия у нас пока не выработался. Сюжет о пропаже очередного ребенка показывают по всем телеканалам, колоссальная активность развивается в социальных сетях.

На поиски пропавшей из коляски девятимесячной Анечки Шкапцовой устремился весь город. Каждый житель Брянска знал наизусть приметы малышки в розовом комбинезоне. Надежда, что девочка жива, теплилась до последнего. Реальность оказалась шокирующей: родители сами убили Аню и инсценировали ее похищение.

Настоящие похищения детей происходят редко, и это всегда ЧП. В таких случаях сразу возбуждается уголовное дело по статье 126 УК РФ («Похищение человека») и весь личный состав поднимается по тревоге. Намного чаще фигурантами этих историй становятся родители, которые не могут поделить своего ребенка. Когда все очевидно и речь идет о неисполнении решения суда, розыском занимается служба судебных приставов. Но бывают и криминальные сюжеты. Был случай, когда отец тайно похитил своего ребенка и убил, а потом покончил с собой. Другая жертва семейных разборок получила сильнейшее эмоциональное потрясение и до сих пор лечится в психиатрической больнице.

Казалось бы, похищение юных невест - экзотика. Но в апреле этого года в УМВД по Ярославской области поступило заявление о розыске шестнадцатилетней девушки, которую трое мужчин увезли в неизвестном направлении. Беглянка оставила родным записку, что хочет связать свою судьбу с избранником и просит ей не мешать. История закончилась относительно благополучно: после первой брачной ночи девушка вернулась в отчий дом.


Мы уже привыкли к тому, что к поискам без вести пропавших подключаются волонтеры. Они тесно взаимодействуют с полицией и берут на себя огромную часть работы. Пусковым момент для активизации добровольцев стала трагедия в подмосковном городе Орехово-Зуеве, когда в сентябре 2010 года в лесу потерялась вместе со своей тетей пятилетняя Лиза Фомкина. Останки девочки нашли на десятый день. Ребенок умер от переохлаждения. Волонтеры опоздали на сутки. Тогда сформировался отряд «Лиза Алерт» и расширились ряды ассоциации волонтерских организаций «Поиск пропавших детей», объединяющей порядка 8 тысяч человек и несколько сотен тысяч подписчиков.

За четыре года активной деятельности мы приняли участие в розыске свыше 2 тысяч детей, которых удалось найти. Распространяли ориентировки, проводили опрос населения, прочесывали местности. 220 человек нашли непосредственно наши ребята, - рассказывает Дмитрий Второв, руководитель ассоциации.

Не так давно волонтеры проводили поиски в Ярославской области. Искали девушку 16 лет, которая после выпускного бала не вернулась домой. Ушла пораньше и пропала.

В полиции к исчезновению отнеслись халатно, посчитав, что это, скорее всего, самовольный уход, - вспоминает Дмитрий. - Заявление приняли, но не спешили начинать разыскные мероприятия. Но мы знаем, что уже через 15 минут после исчезновения может быть криминал. Наши ребята включились в поиски, сумели локализовать район, где в последний раз видели девушку вместе с неустановленным лицом. И в лесополосе ее обнаружили, полуживую, изнасилованную, страшно избитую, без сознания. Неделю она провела в реанимации. Врачи не давали никаких прогнозов. Если бы мы немного опоздали, был бы труп. Девушка выжила, преступника удалось задержать. Он уже осужден.

Дмитрий рассказывает случаи, один страшнее другого. Про пару влюбленных подростков, которые ушли из дома, а спустя 2 недели их нашли в дачном поселке со множественными ножевыми ранениями. Дело не еще не раскрыто. Про девятилетнюю девочку из Вологодской области, найденную изнасилованной и мертвой. Пришлось сообщать страшную весть ее отцу, который тоже участвовал в поисках дочери.

На таких драмах часто происходит выгорание волонтеров. Когда несколько недель ищешь ребенка, а потом находишь труп. За это время ребята прирастают к «потеряшке». Они уже знают родителей пропавшего без вести, его учителей, друзей, помнят все маршруты, которыми он ходил. И продолжают искать даже тогда, когда активный розыск давно завершен.

Максима Королева из Волгоградской области и Катю Четину из Пермского края, пропавших 4 года назад, ищут до сих. Конечно, не с тем же пристрастием, как по горячим следам. Каждый день рождения детей - повод для активизации поисков. Кате сейчас 9, Максиму - 8.

В прошлом году получили свидетельское показание: женщина видела девочку, очень похожую на Катю, - говорит Дмитрий Второв. - Провели расследование совместно с полицией, нашли: как две капли воды! Но не Катя...

Волонтеры периодически используют систему возрастной прогрессии. Лизе Тишкиной, которая бесследно пропала 7 марта 2009 года после праздничного концерта в школе закрытого города Сарова (Нижегородская область), было 11 лет. Как она выглядит сегодня, в шестнадцать?

Мама Лизы каждый новый день встречает с надеждой, что ее дочь жива.

Поиски красивой девочки со светлыми волосами и зелеными глазами никаких результатов не принесли, и тогда безутешная мать стала искать помощи у экстрасенсов. Ее можно понять, потому что отчаяние заставляет хвататься за любую соломинку. Каждый раз несчастная женщина платила деньги за откровения «ясновидящих». На фокусы экстрасенсов повелись даже сотрудники полиции, тщетно облазившие по указанию известных на всю страну экстрасенсов все труднодоступные места.

Это хорошие психологи. Молодые сотрудники иногда покупаются на это и верят в эти сказки. В моей практике такого не было ни разу, - признается Андрей Щуров. - Если мне покажут такого экстрасенса, который, посмотрев на фотографию и пообщавшись с родственниками, скажет копать здесь или зайти в этот дом и я поеду с группой и найду там либо живых, либо мертвых, я согласен отдавать ползарплаты и держать этого волшебника при себе.


«Ушел из дома и не вернулся» - большинство историй начинается одинаково. Почему-то считается, что с хорошими мальчиками и девочками из благополучных семей это не случается.

Важно понимать, что любой ребенок в зоне риска, - рассуждает Дмитрий Второв. - Дети, склонные к бродяжничеству, бывает, по 20 раз из дома уходят. И к этому все привыкают: и в полиции, и дома. Был трагический случай, когда пропал двенадцатилетний мальчик, четырнадцать раз убегавший из дома. Мы его искали, но опоздали: он зашел в котельную погреться и задохнулся угарным газом. Многие дети проваливаются в открытые люки и погибают. За это никто не несет ответственности. Мы подготовили петицию по этому поводу.

Бывают вообще парадоксальные истории. В Москве ушел из дома 9-летний мальчик. Ребенок захватил продукты, вещи, фонарик и компас. Родители заявили в полицию, оповестили волонтеров. Ребенок нашелся в Битцевском парке - сам вышел на свет огней. Оказалось, парень занимался спортивным ориентированием, но у него не очень получалось. Решив, что он не достоин своего успешного отца, устроил себе экзамен на выживание.

Случаев, когда пропадают дети, становится все больше. Находится один ребенок - исчезает другой. Полиция отмечает рост криминальных историй. Жертвами преступлений в прошлом году стали 32 ребенка, которых искали как пропавших без вести. За 6 месяцев этого года погибли 15 «потеряшек».

Время от времени курсируют страшные слухи, что каждый день в Москве пропадает по нескольку маленьких детей. Появляются страшилки о банде, которая крадет малышей и разбирает их на органы. Эти истории, к счастью, не нашли подтверждения.

Но сегодня мы вынуждены констатировать очень много фактов развратных действий с детьми, - говорит полковник Щуров. - Самое страшное, это часто происходит в семьях, даже благополучных. Вроде бы нет никаких причин для ухода из дома, а потом выясняется, что дети бегут от насилия. Когда с ними начинают работать психологи, становится по-настоящему страшно.

Сколько есть времени, чтобы найти пропавшего ребенка живым?

Времени нет вообще, - не раздумывая, отвечает Дмитрий Второв. - Бывает, и пяти минут достаточно, чтобы случилось самое страшное. Особенно важны первые сутки. Потому что за эти сутки мы еще можем найти свидетелей, которые видели ребенка последними, чтобы локализовать район поисков. В течение дня люди еще помнят, кого встречали на улице, что привлекло их внимание. А потом накладываются впечатления нового дня, и вспомнить мальчика в синей курточке или девочку в зеленом пальто становится практически невозможно.

Многие родители сами медлят с сообщением в полицию. Кто-то не хочет поднимать панику, кто-то боится, что против них будут предприняты репрессивные меры со стороны органов опеки. Кто-то просит помощи на форуме волонтеров, но добровольцы подключаются к поиску, когда есть заявление в полицию.

Если ваш ребенок должен был прийти домой полчаса назад, но его все еще нет и телефон не отвечает, надо звонить в полицию! Пусть он вернется через 2 часа - всегда можно дать отбой.

Начинайте обзванивать всех: школу, педагогов, одноклассников, соседей, друзей. Поднимайте тревогу! Потому что бывают ситуации, когда надо спасать не завтра, не через три часа, а сейчас!

Если в полиции отказываются принять заявление, звоните по телефону доверия, который висит на стене в каждом территориальном отделе. В конце концов пишите на электронный адрес Министерства внутренних дел РФ, и ваше сообщение через несколько часов попадет к полковнику Щурову.

Пока вы читали этот текст, в России пропал один ребенок. Вот прямо сейчас. Дай бог, чтобы он вернулся живым.

Елена Светлова
Заголовок в газете: Найти живым!
Опубликован в газете "Московский комсомолец" №26662 от 29 октября 2014

Полицейские, разыскивающие пропавших детей, смогут оперативно получать данные геолокации с их мобильников или других девайсов. Сейчас для этого требуется решение суда, что затягивает поиски и уменьшает шансы найти ребенка живым. Теперь процедуру упростят - данные будут предоставляться по письменному согласию родителей с обязательным уведомлением суда. Соответствующие поправки в закон об оперативно-разыскной деятельности (есть в распоряжении «Известий») предлагает внести вице-спикер Госдумы Ирина Яровая. Документ планируется внести в нижнюю палату 16 июля. Заинтересованные ведомства и эксперты поддержали инициативу.

В случаях, когда ребенок заблудился, попал в опасную ситуацию или его незаконно удерживают, каждая минута может повлиять на возможность спасения его жизни, подчеркнула автор законопроекта Ирина Яровая («Единая Россия»).

Всего, по статистике МВД, в розыск в России ежегодно попадает более 70 тыс. человек, из них находятся примерно 90%. Только в I квартале 2018 года в розыске находились около 2,5 тыс. детей, 805 из них - младше 14 лет, говорится в пояснительной записке к проекту поправок. При этом у большинства пропавших были с собой мобильные устройства - телефоны, планшеты или «умные» часы с системой геолокации.

Однако согласно действующему законодательству, чтобы получить доступ к геолокационным данным, полицейские должны предоставить оператору связи соответствующее судебное решение, а на его получение требуется время.

Поэтому закон «Об оперативно-розыскной деятельности» предлагается дополнить новой нормой, которая допускает получение таких сведений в упрощенном порядке. Для этого потребуется письменное согласие родителя пропавшего ребенка и мотивированное постановление одного из руководителей органа, который ведет розыск. Если у ребенка с собой устройство, принадлежащее другому человеку (родственнику или другу), потребуется и его письменное согласие. Кроме того, необходимо в течение 24 часов уведомить суд о проводимых мероприятиях. Если за сутки ребенка не нашли, для продолжения ОРД нужно будет получить судебное решение в обычном порядке.

Поиск ребенка с использованием геолокационных данных является малозатратным, но высокоэффективным. Розыскные мероприятия с данными геолокации, полученными в кратчайшие сроки, бесценны, потому что позволят оперативникам установить местонахождения пропавшего в первые часы. Предлагаемые нами меры дадут серьезный и реальный шанс на спасение ребенка, - подчеркнула в беседе с «Известиями» Ирина Яровая.

Проект уже поддержали Минкомсвязи, МВД, Генпрокуратура, Следственный комитет, Минюст и Роскомнадзор.

Предлагаемые изменения можно только приветствовать, заявила директор Юридической группы «Яковлев и Партнеры», доцент МГЮУ им. О.Е. Кутафина Анастасия Рагулина. По ее словам, в перечне оперативно-розыскных мероприятий, предлагаемом действующим законом об ОРД, для получения доступа к геолокации мобильника есть всего два варианта: снятие информации с технических каналов связи и получение компьютерной информации.

«Предварительное решение суда для их проведения обязательно. А это - потеря времени, которая в таких ситуациях буквально смерти подобна», - пояснила она.

Возможно, новации стоит расширить и обеспечить полиции упрощенный доступ к соцсетям пропавшего ребенка для определения его местонахождения, считает эксперт.

Телефон отправляет сигналы и после выключения, и без SIM-карты, отметил главный аналитик Ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК) Карен Казарян. А если у девайса сядет аккумулятор, по крайней мере будет известно местонахождение человека на момент пропажи, что позволит начать розыск с конкретной территории.

Насколько мне известно, при розыске детей операторы часто идут навстречу правоохранительным органам. Очень хорошо, что эту практику наконец узаконят. Вопрос останется лишь к скорости оперативной работы конкретных сотрудников, - подчеркнул он.

Волонтеры очень давно ждут этой инициативы, рассказал «Известиям» председатель поискового отряда Лиза Алерт Григорий Сергеев.

По мировой статистике, если ребенка похитили с целью насилия, шансы найти его живым высоки только в течение первых трех часов. Независимо от того, включен ли телефон и находится ли он рядом с ребенком, это всё равно зацепка для поисковиков. Специалисты могут определить, где и каким способом был выключен аппарат - села батарейка, выключили его кнопкой или выкинули в воду, было ли перед этим движение. Быстрый доступ к таким сведениям даст значительно больше возможностей полицейским и добровольцам, а значит, и пропавшему, - уверен он.

По мнению эксперта, изменения должны касаться не только детей, но и взрослых. Речь идет о сотнях жизней, и всегда есть огромный риск, что человек не дождется помощи, пояснил Григорий Сергеев. Однако если в городе местонахождение телефона можно определить с точностью до 200–300 м, то в лесу погрешность может составлять от 1 до 10 км, добавил эксперт.

Загрузка...