Гороскоп. Гадания. Предсказания. Календарь. Праздники

Сморгунов л в сравнительная политология. Сравнительная политология. Сморгунов Л.В. Количество часов по рабочему учебному плану

Сравнительная политология. Сморгунов Л.В.

СПб.: 2012 - 448 с.

В учебнике раскрываются основные тенденции и проблемы развития современной сравнительной политологии. Особое внимание уделяется методологическим и методическим вопросам сравнительного анализа в политологии, соотношению качественного и количественного подходов к изучению современных политических институтов и процессов в различных странах, измерительному инструментарию изучения демократии, институциональных дизайнов государств, политических партий, избирательных систем, федераций, публичной политики. Работа содержит обширный эмпирический материал. Книга предназначена для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению «Политология», и всех интересующихся политическим развитием различных стран современного мира. Имеет гриф Учебно-методического объединения.

Формат: pdf

Размер: 11Мб

Смотреть, скачать: drive.google

Оглавление
Предисловие 8
Глава 1. История сравнительной политологии 13
1.1. Становление современной сравнительной политологии 14
1.2. «Традиционная» сравнительная политология 18
1.3. «Новая» сравнительная политология 24
1.4. Плюралистичная сравнительная политология 34
1.5. Неоинституциональный этап сравнительной политологии 40
Основные понятия 42
Основная литература 42
Дополнительная литература 43
Глава 2. Сравнительный метод в политической науке 44
2.1. Сравнение как метод анализа 45
2.2. Метод и теория в сравнительной политологии 48
2.3. Виды и уровни переменных 51
2.4. Организация сравнительного исследования 52
2.5. Методические проблемы сравнения 54
2.6. Виды сравнительных исследований 62
Основные понятия 67
Основная литература 67
Дополнительная литература 68
Глава 3. Неоинституционализм, теория рационального выбора и политика 69
3.1. Виды неоинституционализма 69
3.2. Особенности неоинституциональной теории рационального выбора 73
3.3. Предпосылки неоинституциональной теории рационального выбора 71
3.4. Политика в экономическом неоинституционализме 82
3.5. Критика использования экономического неоинституционализма в сравнительной политологии 89
Основные понятия 90
Основная литература 91
Дополнительная литература 91
Глава 4. Политические сети и сравнительная политология 92
4.1. Плюрализм, корпоративизм и политические сети 94
4.2. Общие методологические установки концепции политических сетей 97
4.3. Понятие «политические сети» 99
4.4. Виды политических сетей 102
4.5. Понятие «руководство» в концепции политических сетей 103
4.6. Эффективность политических сетей 106
4.7. Эволюция концепции политических сетей: от структурного подхода к когнитивному 107
4.8. Сравнительное изучение политических сетей 108
Основные понятия 112
Основная литература 113
Дополнительная литература 113
Глава 5. Конструктивизм и сравнительная политология 114
5.1. Особенности кризиса современной сравнительной политологии 114
5.2. Конструктивизм как методологический подход 116
5.3. Конструктивизм в сравнительной политологии 121
Основные понятия 125
Основная литература 125
Дополнительная литература 125
Глава 6. Событийное политическое знание и его значение для современной сравнительной политологии 126
6.1. Проблема событийности политики 127
6.2. Событийное политическое знание 129
6.3. Сравнительная политология и событийное знание 133
Основные понятия 138
Основная литература 138
Дополнительная литература 138
Глава 7. Эмпирическая теория и модели демократии 139
7.1. Эмпирический подход к демократии 1 39
7.2. Философия демократии 142
7.3. Модель конкурентной элитистской демократии 145
7.4. Политико-модернизационная модель демократии 148
7.5. Модель «полиархической демократии» 149
7.6. Экономическая модель демократии 1 52
7.7. Демократическая модель «прав человека» 1 54
7.8. Консенсусная и мажоритарная модели демократии 157
7.9. Институциональная модель «интегративной демократии» 159
Основные понятия 1 61
Основная литература 1 61
Дополнительная литература 1 62
Глава 8. Типология политических систем и режимов 163
8.1. Типологический анализ 163
8.2. Виды типологий политических систем 165
8.3. Линейные типологии политических систем 167
8.4. Координатные типологии политических систем 1 75
8.5. Типологии переходных политических систем 182
Основные понятия 188
Основная литература 188
Дополнительная литература 188
Глава 9. Условия демократии 189
9.1. Концепция условий демократизации Липсета 189
9.2. Объяснительные модели возникновения демократии 191
9.3. Экономические условия демократии 192
9.4. Исторические условия демократии 196
9.5. «Распределительные» модели условий демократии 200
Основные понятия 208
Основная литература 208
Дополнительная литература 208
Глава 10. Третья волна демократизации 210
10.1. Концепция третьей волны демократизации 211
10.2. Волны демократизации 213
10.3. Методологическая эволюция 216
Основные понятия 224
Основная литература 224
Дополнительная литература 224
Глава 11. Проблемы и модели консолидации демократии 225
11.1. Консолидация демократии 226
11.2. Проблемы консолидации демократии 229
11.3. Факторы консолидации демократии 232
11.4. Проблема институциализации демократического транзита 235
11.5. Возможна ли четвертая волна демократизации? 239
Основные понятия 241
Основная литература 242
Дополнительная литература 242
Глава 12. Измерение демократии 243
12.1. Логика развития индексов демократии 243
12.2. Индекс политического развития Катрайта 246
12.3. Индекс демократического действия Нейбауэра 248
12.4. Индекс демократизации Ванханена 250
12.5. Индекс свободы «Дома свободы» 254
12.6. Индекс политической демократии Боллена 259
12.7. Индекс институциональной демократии Гарра (Polity IV) 262
12.8. Обобщенный индекс демократичности Кемана 266
12.9. Оценка степени близости индексов демократии 267
12.10. Идея демократического аудита 268
Основные понятия 273
Основная литература 273
Дополнительная литература 273
Глава 13. Изучение государственных институтов в сравнительной политологии 274
13.1. Институциональные дизайны государственного правления 274
13.2. Устойчивость институциональных дизайнов государственного правления и связь с политическими режимами 282
13.3. Президенциализация современного государственного правления и политики 283
13.4. Распределение и разделение власти 284
13.5. Институциональные дизайны и состав парламентов 289
13.6. Сравнительное изучение правительств. Теория коалиций 294
Основные понятия 305
Основная литература 305
Дополнительная литература 306
Глава 14. Сравнительный анализ федераций 307
14.1. Понятие федерации 308
14.2. Современные федерации в мире 312
14.3. Политические институты федераций 323
14.4. Федерализм и политические режимы 331
Основные понятия 335
Основная литература 335
Дополнительная литература 335
Глава 15. Современные политические партии 336
15.1. Кризис политических партий 337
15.2. Классификации политических партий 340
15.3. Эмпирические типологии партийных систем 348
15.4. Политические финансы 354
15.5. Гражданское общество, типы партий и модели демократии 357
15.6. Альтернативные формы политической организации 360
15.7. Эмпирический анализ партийных систем 363
Основные понятия 376
Основная литература 376
Дополнительная литература 376
Глава 16. Современные избирательные системы 377
16.1. Электоральная компаративистика 377
16.2. Типы избирательных систем 381
16.3. Измерения избирательных систем 391
1 6.4. Избиратель и избирательные системы 398
16.5. Партии и избирательные системы (законы Аюверже) 400
Основные понятия 402
Основная литература 402
Дополнительная литература 402
Глава 17. Сравнительный анализ публичной политики 404
1 7.1. Сфера сравнительного анализа публичной политики 405
1 7.2. Политические системы и публичная политика 412
1 7.3. Публичная политика и партии 415
Основные понятия 421
Основная литература 421
Дополнительная литература 421
Заключение 422
Литература 424

Данный учебник является фактически вторым изданием той книги, которая была опубликована в 2002 г. под названием «Современная сравнительная политология». С тех пор прошло около десяти лет, и кое-что изменилось как в самой науке, так и в знаниях автора. Отмечу прежде всего, что сравнительная политология сегодня, как и всегда, находится в авангарде политической науки. Хотя она смогла определиться с ведущей методологией (а ею оказался неоинституционализм в различных его версиях), тем не менее вновь требуется обновление. Нынешняя версия учебника это учитывает, представляя некоторый дискуссионный материал в первой - методологической - части. Немного изменилась компоновка разделов, нет главы о булевой алгебре и логике нечетких множеств, так как учебник рассчитан на первую ступень высшего образования. Убран ряд цитирований и упоминаний литературы по сравнительной политологии, добавлен теоретический, эмпирический и иллюстративный материал.

  • 97 КБ
  • скачан 241 раз
  • добавлен 16.05.2010

Сморгунов Л. В. Сравнительная политология. В поисках новых методологических ориентаций: значат что-либо идеи для объяснения политики? // Полис 2009 № 1. С. 118-129.

Сморгунов Леонид Владимирович, доктор философских наук, профессор, зав.кафедрой политического управления факультета философии и политологии СПбГУ.

Сравнительная политология, активно развивающаяся под влиянием позитивистской методологии бихевиоризма и структурного функционализма в 1950-60-е годы, в начале следующего десятилетия попала под огонь критики . Можно выделить несколько ее направлений. Во-первых, политическая наука в целом и сравнительная политология в частности оказались невосприимчивыми к новым социальным и политическим переменам, которые так бурно выявились в конце 1960-х – начале 1970-х годов в виде контркультурных движений, постиндустриальной революции, коммуникационных трансформаций. Во-вторых, попытка создать на основе бихевиоризма и структурного функционализма политическую науку, лишенную ценностной нагрузки, фактически привела к господству лишь одной теоретической парадигмы, связанной с идеологией «буржуазного либерализма». В-третьих, оказалось, что эти методологии сравнительного анализа, ориентирующиеся на поиск закономерных связей и подобий, фактически вели к созданию картины политического мира, лишенной значительной доли уникальности и многообразия. В-четвертых, преобладание количественных методов анализа в сравнительной политологии хотя и создавало возможность для проверки гипотез, но одновременно приводило к их обеднению. Путем статистической проверки утверждались зачастую либо довольно банальные истины, либо уже известные зависимости. В-пятых, хотя сравнительная политология и включала в свое поле зрения страны Азии, Африки и Латинской Америки, но сформированная телеологическая концепция зависимого развития вызывала протест как у западных компаративистов, так и у исследователей незападных стран.

После кризиса 1970-х годов сравнительная политология потеряла значение однородной с точки зрения методологии отрасли и развивалась то под влиянием намерений найти новую методологическую парадигму, то под воздействием изменений в самом объекте исследования. В этом отношении два десятилетия сравнительная политология сохраняла статус весьма дифференцированной отрасли и по предмету, и по методам исследования. Методология неоинституционализма, которая получила распространение в политической науке в результате экономического империализма, все же не изменила общей картины, а третья волна демократизации позволила продвинуть дальше некоторые теоретические конструкты без радикального преобразования отрасли. Новое оживление сравнительная политология начинает демонстрировать в конце прошлого – начале нынешнего столетия. Появляются обобщающие работы, в которых сделана попытка подвести определенные итоги развитию сравнительной политологии в послекризисный период . Вновь разворачивается дискуссия о соотношении количественной и качественной методологии сравнительного исследования . На первый план некоторые исследователи выдвигают проблемы герменевтического понимания политического действия и интерпретативного подхода к политике и управлению . При этом указывают на принципиальное различие между сциентистской американской традицией политических исследований и британской политологией, отмечая в последней акцент на историческое познание и интерпретативизм . Что еще более знаменательно, так это стремление всех участников дискуссии не противопоставлять различные подходы и традиции, а попытаться найти некоторую синтетическую основу для их взаимодействия и взаимообогащения. В этом отношении общую установку формулирует Герардо Мунк, который, завершая главу об истории сравнительной политологии, пишет: «Короче, требуют уважения как приверженность сравнительной политологии гуманистической традиции, так и ее живая устремленность к науке. Душа компаративистов возбуждается не только сущностным интересом к глобальной политике, но менее всего – только методами, используемыми для исследования своего предмета. Отсюда, будущее сравнительной политологии, вероятно, должно вращаться вокруг способности компаративистов преодолевать ослабевающие различия и связывать их интерес одновременно с субстанцией и методом, политикой и наукой» . «Ослабевающие различия» связаны с понижением уровня противостояния дюркгеймовской и веберовской традиций, количественных и качественных методов, объяснения и понимания, выяснения причин и простого описания, позитивизма и герменевтики. В целом, в сравнительной политологии начинает господствовать убеждение, что метод должен быть подчинен исследовательской субстанции, т.е. политике; следует искать такие подходы, которые базировались бы на особенностях политической реальности. В этом движении к синтезу особую роль начинают играть когнитивные составляющие политического процесса, идеи, которыми люди руководствуются в политике. То, что идеи оказывают влияние на политику, является в данном случае довольно банальным утверждением; новым является рассмотрение идей в качестве значимых объяснительных причин политических процессов и событий. До этого идеи всегда сводились к интересам, функциям, структурам, институтам, мирам, т.е. к чему-то объективно данному, реальному и аналитически выводимому из наблюдений, и эти объективированные факты рассматривались в качестве основы объяснений. Идеи требовалось объяснить, но сами они редко выступали в качестве фактора объяснения. Инструменталистское понимание идей для политики сегодня заменяется субстанциональным пониманием политических идей и их значимого внедрения в процесс конструирования интересов, функций, структур, институтов, миров, режимов. В политической науке и сравнительной политологии этот поворот в методологии находит выражение, в частности, в конструктивистском подходе . Основная проблема заключается в том, удалось ли конструктивизму преодолеть слабости сциентистских ориентаций бихевиоризма и структурного функционализма? Вместе с тем, в каком отношении к ним находится конструктивизм, не является ли он новой версией (хотя и обогащенной когнитивным подходом) позитивистской науки? Именно эти вопросы и будут являться основным предметом данной статьи. При этом акцент будет сделан на применимости конструктивизма к сравнительным политическим исследованиям.

Конструктивизм как методологический подход

Конструктивизм является сегодня одним из методологических подходов, объединивших ряд идей таких направлений в изучении политики и управления, как новый институционализм, когнитивистика, теория автопоейтических систем, интерпретативизм, идеи постмодернизма и др. В целом можно говорить о том, что на его становление и развитие повлияли философия коммунитаризма, коммуникативная теория и концепция общества знаний. Марта Финнемор и Кетрин Сиккинк пишут о следующих конкретных теориях, которые так или иначе проработаны конструктивистами: фукианский анализ власти и дискурса, теории агентств и культуры, идеи самопрезентации в публичной жизни, понятие «безопасных коммун» Дейча, идеи организационного поведения и теория социальных движений, теория коммуникативного действия Хабермаса, теория переговоров и др. . Суть конструктивистского подхода состоит в том, что в нем общественные отношения, выраженные в нормах, конституциях, денежной форме обмена, власти, культурных традициях и др. являются конструктами «интерсубъективных» верований, разделяемых идей и мнений. Факторы человеческого сознания являются значимым элементом формирования интересов и направленности общественной деятельности в целом. Как подчеркивал Александр Уенд применительно к изучению международных отношений, «социальные структуры включают материальные ресурсы наподобие золота и танков. В противоположность десоциализированному взгляду неореалистов на такие способности конструктивисты утверждают, что материальные ресурсы имеют значение для человеческого действия единственно через структуры совместного знания, в которых они выражаются… Материальные способности как таковые ничего не объясняют; их результативность определяется структурами совместного знания, которые изменяются и которые не сводятся к [этим] способностям» . Конструктивистский подход выдвигается в общественной науке как против материалистического детерминизма, так и против теории рационального выбора, ставящей акцент на индивидуальной рациональной калькуляции выгод и потерь. Правда, заменяя предпосылку «человека экономического» «человеком социальным», конструктивисты в определенном смысле следуют за марксистской методологией анализа социальных отношений, акцентируя внимание не на предпосланном характере этих отношений, а на их конструировании с учетом когнитивных факторов. Как и теория рационального выбора, конструктивизм лишь моделирует социальное человеческое действие, но не указывает на его содержательные составляющие, имеющие отношение к тем или иным сферам или конкретным вопросам. Он определяет лишь некоторые исходные предпосылки анализа социального действия, будет ли оно совершаться в сфере политики, экономики, права и т.д. «При конструктивистском анализе агенты и структуры взаимно конституированы теми способами, которые объясняют, почему политический мир является таким, а не другим, но субстанциональная спецификация агентов и структур должна приходить из некоторого другого источника. Ни конструктивизм, ни теория рационального выбора не обеспечивают содержательных объяснений или прогнозов политического поведения, пока оно не будет соединено с более специфическим пониманием того, кем являются соответствующие акторы, чего они хотят, и каков контекст социальной структуры мог бы быть» .

В этом отношении общими предпосылками конструктивистского подхода можно выделить следующие положения:

– социальные системы могут быть объяснены в качестве социальных конструктов, возникающих в процессе социального действия;

– социальное действие не является индивидуальным актом, а представляет собой «интерсубъективную» структуру, т.е. систему взаимодействий людей;

– хотя люди посредством социального действия добиваются реализации определенных интересов и целей, однако последние не берутся в качестве само собой разумеющихся исходных оснований деятельности; интересы и цели также являются социальными конструктами;

– люди в своем взаимодействии выступают как ценностно-рациональные субъекты, ценностная структура которых определяется тем, как люди понимают тот мир, в котором они живут, а социальные факты являются выражением тех ценностей, которые совместно выбирают люди;

– в процессе коммуникативных практик люди обмениваются идеями и формируют совместное знание, лежащее в основании достигнутого согласия о ценностях; в этом отношении идеи имеют значение и являются конститутивными для так понятой социальной реальности.

Можно сказать, что идеи и коммуникация составляют существо конструктивистского подхода к анализу социальных фактов и процессов. Идеи не могут выполнить своей конститутивной роли без коммуникации, которая делает их совместными для людей. И в политике идеи и коммуникации являются конститутивными и находятся сегодня в центре внимания ряда исследователей. «Если мы хотим понять процесс, посредством которого нормы интернализируются, а идеи становятся консенсуальными, нам нужно оставить позади себя логику рациональных максимизирующих полезность акторов и использовать логику коммуникативного действия, – пишет Т. Риссе-Капен. – Это не означает, что идеи не могут быть использованы инструментальным способом для легитимации или делегитимации политики, мотивированной чисто материальными интересами. Тем не менее, ‘власть’ идей в таких примерах связана с их консенсуальностью. Идеи становятся консенсуальными, когда акторы начинают верить в их ценность и обоснованность. Другими словами, коммуникативные процессы являются необходимым условием того, чтобы идеи стали консенсуальными» .

Когнитивные составляющие политического процесса довольно широко сегодня анализируются, и исследователи пытаются при этом не только определиться с предметом, но и сформулировать особые методологические подходы, которые были бы ему адекватны. В этом многообразии методологических подходов конструктивизм пытается найти свое собственное место. Отметим здесь две таких методологии – интерпретативный подход и концепцию «управленческой ментальности» (governmentality), которые хотя и согласны с конструктивизмом по ряду основополагающих принципов новых когнитивных исследований, тем не менее, во взаимодействии с ним подчеркивают его своеобразие, и наоборот.

Здесь следует отметить, во-первых, важное различие , которое существует между интерпретативным и конструктивистским подходами к изучению политики. В последние годы идет оживленная дискуссия по поводу интерпретативного подхода, вновь актуализировавшегося в связи с изучением политических сетей и концепции «governance». Дискуссия разворачивается вокруг позиции Марка Бевира и Роя Родса, в частности выраженная в их статье «Интерпретируя британское правление» . Старая проблема, является ли общественное знание идеографическим или номотетическим, вновь была поставлена в контексте современного общества. Как пишут авторы, «наша критика, в основном, касается модернистского эмпиризма и даже позитивизма, которые воодушевляют многое в политической науке. Позитивизм и модернистский эмпиризм (теперь приписываемый ‘позитивизму’) разделяют одинаковую эпистемологию. Они постулируют полученные факты вне зависимости от теоретических контекстов в качестве основы легитимных требований к познанию. В противоположность этому, мы отвергаем явно идею установленных истин, будут ли они основаны на чистом разуме или чистом эксперименте: все ощущения и так называемые ‘факты’ возникают внутри контекста первичного набора верований или теоретических суждений. В результате, мы, как правило, подозрительно смотрим на любое стремление нейтрально описать внешнюю реальность. Мы подчеркиваем конструируемую природу наших заявлений в познании» . Конструктивисты согласны с интерпретативистами в том, что когнитивные компоненты играют существенную роль в политике, и задачей исследования, конечно, является поиск смысла тех идей и верований, которыми руководствуются политические акторы. Однако в противоположность интерпретативному методу с его акцентом на понимании и нарративном объяснении конструктивизм считает возможным не отказываться от причинного объяснения политической реальности. Вот почему конструктивизм располагает себя скорее внутри позитивистской науки, объясняя посредством выявления идей, почему возможны различные результаты политического действия и почему в уже свершившихся событиях политические идеи являются конститутивными. Конструктивисты стремятся сохранить причинную направленность научного объяснения: «С когнитивистской точки зрения все каузальные выводы и политические уроки являются продуктом ментальных конструкций того, что должно, могло случиться или могло бы произойти, и происшедшее имело различный набор предшествующих условий или проводимых политик. Имеется, в принципе, неопределенное число возможных основных факторов, которые кто-то мог бы включить в качестве предшествующих условий в свои контрфактуальные конструкции альтернативных миров» . Характеризуя роль таких идей, как «сверхглобализация» для выбора монетарной экономической политики и «неизбежность революции» для политики революционной партии, Колин Хэй указывает не просто на их легитимизирующий характер, но на их каузальную роль в динамике политических и экономических систем: «Развитие систем зависит не просто от контекста, от собственных условий системы и от предпочтений и/или рациональности акторов внутри нее, но от понимания этих акторов. Такие идейционистские переменные с трудом можно измерить, но имеются превосходные основания полагать, что они существуют и что им нужно в большей мере придавать центральную роль в современном политическом анализе» . Значимым здесь является и то, что конструктивизм ориентируется не на обобщающую стратегию причинности, когда изучаемый предмет подводится под всеобщий закон или под определенный тип, а на партикулярную стратегию исследования, где задачей является изучение конкретных идей и действий, т.е. этот подход ориентирован на «точную историческую реконструкцию» и поиск «малых истин» .

Во-вторых, проявившийся относительно недавно интерес к эвристическим возможностям концепции «управленческой ментальности» (governmentality) Мишеля Фуко конституировался в особое направление или форму политического анализа , который начинает конкурировать с конструктивизмом по некоторым параметрам. Общий смысл данного подхода состоит в том, что существует плюральность и частичная несовместимость различных практик управления человеком своим поведением, определяемые сменой ментальных конструкций. При этом управление не рассматривается только как монопольная принадлежность государства, это – управление поведением в широких и разнообразных смыслах: человека – самим собой, групповое управление, управление детьми, управление душой, болезнью и т.д. вплоть до политического управления. Если «управленческую ментальность» понимать как форму политического анализа, то она «нацеливает быть критическим и рефлексивным; она пытается сделать ясными формы политического разума и этических допущений, которые воплощены в нашей деятельности по управлению. Смысл здесь в том, что управление никогда не является общей или родовой деятельностью… Она раскрывается как активность, которая является ‘редкой’, всегда исторически партикулярной» . Сравнение этой методологической ориентации с конструктивизмом показывает, что «управленческая ментальность» в качестве подхода не ориентирована на использовании идей в качестве объяснительных причин. Хотя ментальные факторы и рассматриваются в качестве значимых для различных управленческих практик, но они интересуют исследователя не в качестве «независимых переменных». В этом отношении данный подход не ответит на вопрос, почему (и какие идеи) способствовали монетаристской политике в Великобритании, а не в Швеции (соответственно, какие идеи противостояли ей здесь). Но этот подход ориентирован на раскрытие специфических практик управления, связанных с особенностями познания и возникающими ментальными факторами. Далее, следует подчеркнуть, что конструктивизм не берет идейционистские феномены в качестве ставших и определенных. Он почти не стремится изучать их в некотором общем ментальном пространстве, позволяющем выстроить некоторую общую картину культуры, в которой каждая идея приобретает некоторые особые характер и место. В этом отношении подход с позиции «управленческой ментальности» является более холистским. Он не только ориентирует на изучение ментального пространства в целом, но и на его исторические формы и соответствующие им практики управления.

Следует различать «строгих» и «мягких» конструктивистов. Первые относятся к тому направлению, которое можно определить как «онтологический конструктивизм», т.е. здесь господствует представление о социальной реальности как созданной взаимодействием людей, являющейся «интерсубъективной». Мягкие конструктивисты не рассматривают проблему статуса социальной реальности, а полагают, что в любом случае при изучении различных социальных объектов необходимо учитывать конструктивную роль идей, от которых зависят наши решения, выбор методов и направлений деятельности. В этом отношении нельзя на практике жестко провести границу между тем, что есть и что должно быть. Конструктивистская методология говорит о том, «что реальность не является идеалистически сконструированной, но любое понятие, любое описание, любой рассказ о реальности формирует то, что можно рассматривать, включая проблему решений» . В определенном смысле идеи задают границы принимаемых решений. Здесь конструктивизм делает акцент на случайной или открытой (с точки зрения целей) природе политических процессов, и его задачей является поиск условий, при которых политические феномены приобретают различный характер . Вышедшая в 2002 г. книга «Конструктивизм и сравнительная политология» под редакцией Даниела Грина в предметном смысле содержит те же основные темы. В методическом отношении конструктивизм оказался более слабым, чем неоинституционализм, основанный на теории рационального выбора. Поэтому исследователи данного направления пишут о нем скорее как о сумме теоретических аргументов, чем о проработанных стратегиях эмпирического исследования. Тем не менее, в современной дискуссии о соотношении количественной и качественной методологий в сравнительной политологии конструктивизм получил дополнительную аргументацию, связанную с его возможным использованием при изучении отдельных случаев, а также в региональных исследованиях, которые в значительной мере нагружены контекстуальным содержанием.

Следует отметить некоторые дополнительные тематические области сравнительных исследований, где конструктивизм стал заметным методологическим явлением. Так, ключевой проблемой формирования сетевого взаимодействия государственных институтов, бизнеса, ассоциаций гражданского общества считаются как раз вопросы, связанные с когнитивными составляющими этого процесса. Эффективность сетей в значительной мере определяется «доверием» и другими когнитивными элементами: «Социология инноваций подчеркивает роль ‘доверия’ в преодолении неопределенности и уходе от эскалации трансакционных издержек, которые являются следствием специализации, а также немонетарных намерений и обмена в инновационных сетях для растущей креативности» . Как раз с когнитивным подходом и связаны некоторые направления эволюции, которые приобретают решающее значение для будущего сетевой концепции.

Прежде всего, это – использование достижений когнитивных наук для изучения того, как формируются сети, как происходит создание общих идей и верований, как изменяется институциональная структура сетевого взаимодействия в связи с совместным обучением в сетях. Влияние когнитивистики на концепцию политических сетей осуществляется через два основных канала. Первый связан с институциональным подходом, в котором когнитивная наука оказывает влияние на объяснение ментальных факторов возникновения и изменения институтов. Второй имеет отношение к теории управления и организационного обучения [см. Mantzavinos, North, Syed 2004]. Так как сетевой подход так или иначе связан с институционализмом и организационной теорией, то проникновение когнитивистики в эти области методологии естественно отражается и на нем. В этом отношении развитие теории сетей приобретает два измерения, связанные, с одной стороны, с чисто рациональными элементами сознания и их роли в процессе согласования интересов в сетях и институционализации взаимоотношений. С другой стороны, все более и более подчеркивается момент, связанный не с теорией решений, а с мобилизационной способностью сетей и роли в этом аффективных элементов, таких как символы, мифы, верования. Именно они становятся конститутивной силой формирования сетевой политической коммуны. В этой связи Иоахим Блаттер, который занимается изучением сетевых межрегиональных структур, пишет: «Достижение публичной признательности, одобрения и легитимности – короче ‘бытия в’ – становится решающим аспектом политической и институциональной власти. Это означает, что скорее мобилизующая способность политических институтов, чем способность к принятию решений, становится более подходящей для институционального дизайна. Эти завершающие суждения содержат призыв к дальнейшему прогрессу в институциональной теории путем объединения политической науки с психологией, когнитивными науками, теориями коммуникации, средств массовой информации, и в меньшей степени – путем связи ее с правом и экономикой» . Отсюда существенное значение приобретает одно из направлений в исследовании переговорного взаимодействия в сетях и роли в этом процессе знания, идентичности и дискурса .

Когнитивный подход к исследованиям сетевого взаимодействия фактически включает все составляющие, характерные для его использования при изучении коммуникаций, сообществ, дискурса и т.д. В этом отношении сети выступают объектом когнитивного анализа, как и любой другой объект, в котором формируются и развиваются коммуникативные взаимодействия. Сетевая коммуникация является более сложной и неопределенной с точки зрения функционирующих в ней когнитивных процессов, однако это не рассматривается как недостаток, а скорее является условием инноваций и творчества. Творческий характер сетевой коммуникации обеспечивается многими неотъемлемыми ее качествами: лежащими в ее основе доверием и ориентацией на сотрудничество, меньшими трансакционными затратами, свободой интерпретации, большим разнообразием информационных источников и синергией информационных ресурсов, открытостью общения и др.

Общественные сети как особый объект анализа предполагают, с одной стороны, понимание того, что они являются адекватной метафорой, позволяющей анализировать процесс производства, распространения и развития знания в социальной системе. С другой стороны, роль и значение знания в современном обществе с необходимостью порождают сетевую организацию взаимодействия, т.к. именно она является наиболее эффективным способом существования самого знания.

В теории выработки политики акцент на идеях становится определяющим, хотя весь концептуальный состав не сводится только к ним. Политика (policy) имеет множество измерений, и зачастую трудно ответить на вопрос, есть ли некоторые общие механизмы ее выработки и осуществления, если сравнивать исторические этапы или множество различных стран. Политика, как отмечал Хьюдж Хекло, не является самоопределяющимся феноменом. Нет уникального набора решений, акторов и институтов, вырабатывающих политику и ожидающих раскрытия и описания. Скорее, политика является интеллектуальным конструктом, аналитической категорией, содержание которой должно вначале быть определено аналитиком . В этом отношении государственная, шире – публичная, политика предстает, с одной стороны, как ответ на насущные проблемы, которые приходится решать государству и другим публичным акторам, и который трудно поддается вначале встраиванию в какую-либо теоретическую конструкцию, а с другой стороны, прошедшая теоретический анализ, она приобретает характер парадигмального действия для других политиков в сходных ситуациях. В этом отношении, например, политика «Нового курса» Президента США Франклина Рузвельта 1930-х годов, связанная, в частности, с повышением правительственных расходов с целью снижения безработицы, и впоследствии получившая название «кейнсианской», вовсе не базировалась на предварительном прочтении работ британского экономиста Джона Кейнса. Лишь впоследствии «Новый курс» стал символом долговременной либеральной политики, и роль Кейнса в этом была существенной. Как отмечал один из бывших руководителей Президентского совета экономических советников Герберт Стейн, «без Кейнса и особенно без интерпретации Кейнса его последователями, экспансионистская фискальная политика могла бы остаться случайно появившимся инструментом и не быть способом жизни » .

Конструктивистский подход применен к исследованию британской политики. Ричард Хеффернан подчеркивает, что особенностью политики в Великобритании в послевоенный период был консенсус всех политических сил, в основе которого было принятие идей неолиберализма, тогда как в довоенный период доминировал социал-демократический консенсус. При этом идейный консенсус отнюдь не равнозначен некоторому договору, он предполагает конкуренцию и соперничество за наполнение соответствующих идей структурами, механизмами и способами, позволяющими эти идеи реализовать. «Мой аргумент, – подчеркивает он, – состоит в том, что с самого начала консенсусная политика отражает доминантный набор идей и что такие идеи структурируют политические повестки дня различными путями, наибольшим образом влияя на диагностику политических и экономических проблем и на предписание политических решений» . При этом идеи отнюдь не рассматриваются в качестве единственной переменной, связанной с формированием консенсуса; они создают ограничивающую структуру, которая лежит в центре консенсусной политики, но одновременно взаимосвязана и воплощена в таких переменных, как акторы , принимающие и поддерживающие данные идеи, институты , воплощающие в ходе признанной политики идеи, и окружающая среда в виде политических и экономических заинтересованных групп, поддерживающих эти идеи . Укажем на то, что в этой системе факторов консенсусной политики идеи занимают центральное место, и, следовательно, все другие переменные выражают результат конструирования консенсуса посредством принятия, воплощения и поддержки соответствующих идей. Консенсус возникает в процессе придания идеям неолиберализма качества совместной ценности, разделяемой установки и базовой структуры политического сознания соответствующего периода истории. Этот методологический подход автор использовал для анализа политики приватизации в Великобритании в 1979-1992 гг., подчеркивая значение стратегического обучения в процессе реализации идеи приватизации через принятие и осуществление соответствующих политических решений .

Роль идей в развитии и обновлении политики в области электроэнергетики в провинции Онтарио (Канада) была исследована Яном Роуландсом. При этом автор, подчеркивая значение «идейционистского» подхода к анализу политики, использует такие понятия как «фреймы», т.е. некоторые рамки, определяющие структуру когнитивных факторов политики, «определения проблем», т.е. спецификацию вопросов применительно к соответствующей сфере политики, «образы политики», используемые для ее легитимизации в обществе, «дискурсы», определяющие какие идеи, концепты и категории будут приняты для соответствующей политики, «делиберативный подход к политическому анализу» в качестве синтезирующей категории избранного подхода .

* * *

Актуализация конструктивизма в сравнительной политологии и в других отраслях политической науки (прежде всего, международных отношениях) является откликом как на «провалы» экономического экспансионизма, так и на вызовы коммуникационной революции и повышение роли когнитивных составляющих в политическом процессе. Данная методология все же оказалась в рамках основного течения в политических исследованиях – стремления к позитивной науке. Ее использование позволило обогатить концептуальную структуру сравнительного политического исследования и сделать шаг к более глубокому пониманию политики. По-видимому, многообразие когнитивных подходов в политической науке в дальнейшем тоже будет подчиняться общему стремлению к сотрудничеству через взаимообогащение и корректировку предлагаемых ориентиров и методов.

______________________________________

Adcock R., Bevir M. 2005. The History of Political Science. – Political Studies Review, vol. 3, № 1.

Andersen S. 2005. How to Improve the Outcome of State Welfare Service. Governance in a Systems-Theoretical Perspective. – Public Administration , vol. 83, № 4.

Bennett A., Colin E. 2006. Qualitative Research: Recent Development in Case-Study Methods. – , vol. 9, № 1.

Bevir M., Rhodes R.A.W. 2004. Interpreting British Governance. – British Journal of Politics and International Relations, vol. 6, № 2.

Bevir M., Kedar A. 2008. Concept Formation in Political Science: An Anti-Naturalist Critique of Qualitative Methodology. – Perspectives on Politics , vol. 6, № 3.

Blatter J. 2003. Beyond Hierarchies and Networks: Institutional Logics and Change in Transboundary Spaces. – Governance: An International Journal of Policy, Administration and Institutions , vol. 16, № 4.

Borras S. 1999. The Cognitive Turn(s) in EU Studies. – Research Paper of Roskilde University , № 6.

Brady H.E., Collier D. (eds.). 2004. Rethinking Social Inquiry: Diverse Tools, Shared Standards . Lanham, MD.

Bucker St. 2007. Theory, Ideology, Rhetoric: Ideas in Politics and the Case of ‘Community’ in Recent Political Discourse. – , vol. 9, № 1.

Dessler D. 1999. Constructivism within a Positivist Social Science. – Review of International Studies , vol. 25, № 1.

Easton D. 1969. The New revolution in Political Science. – American Political Science Review , vol. 63.

Finnemore M., Sikkink K. 2001. Taking Stock: The Constructivist Research Program in International Relations and Comparative Politics. – Annual Review of Political Science , № 4.

Foucault M. 1991. Governmentality. – Burchell G., Gordon C., Miller P. (eds.). The Foucault Effect: Studies in Governmentality. Chicago.

Green D. (ed.). 2002. Constructivism and Comparative Politics . Frmonk, N.Y.

Goldgeier J., Tetlock P. 2001. Phychology and International Relations Theory. – Annual Review of Political Science, № 4.

Guzzini St., Leander A. (eds.). 2006. Constructivism and International Relations: Alexandr Wendt and his Critics . Abingdon, N.Y.

Hay C. 2004. «Taking Ideas Seriously» in Explanatory Political Analysis. – British Journal of Politics and International Relations , vol. 6, № 2.

Heffernan R. 2002. «The Possible as the Art of Politics»: Understanding Consensus Politics. – Political Studies , vol. 50, № 3.

Heffernan R. 2005. UK Privatisation Revisited: Ideas and Policy Change, 1979-92. – Political Quarterly , vol. 76, № 2.

Heclo H. 1972. Review Article: Policy Analysis. – British Journal of Political Science , vol. 2.

Levy J. 2007. Qualitative Methods and Cross-Method Dialogue in Political Science. –

MacIntyre A. 1978. Is a Science of Comparative Politics Possible? – Levis P., Potter D., Castles F. (eds.). The Practice of Comparative Politics: A Reader . L.

Mahoney J. 2007. Qualitative Methodology and Comparative Politics. – Comparative Political Studies , vol. 40, № 2.

Mantzavinos C., North D.C., Syed Sh. 2004. Learning, Institutions, and Economic Performance. – Perspective on Politics , vol. 2, № 1.

Учебник для вузов. — СПб. Питер, 2012. — 448 с.: ил. — Стандарт третьего поколения.
ISBN 978-5-459-01085-5В учебнике раскрываются основные тенденции и проблемы развития современной сравнительной политологии. Особое внимание уделяется методологическим и методическим вопросам сравнительного анализа в политологии, соотношению качественного и количественного подходов к изучению современных политических институтов и процессов в различных странах, измерительному инструментарию изучения демократии, институциональных дизайнов государств, политических партий, избирательных систем, федераций, публичной политики. Работа содержит обширный эмпирический материал.Книга предназначена для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению «Политология», и всех интересующихся политическим развитием различных стран современного мира.
Рекомендовано УМО по классическому университетскому образованию в качестве учебника для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению подготовки ВПО 030200 — «Политология». Данный учебник является фактически вторым изданием той книги, которая была опубликована в 2002 г. под названием «Современная сравнительная политология». С тех пор прошло около десяти лет, и кое-что изменилось как в самой науке, так и в знаниях автора. Сравнительная политология сегодня, как и всегда, находится в авангарде политической науки. Хотя она смогла определиться с ведущей методологией (а ею оказался неоинституционализм в различных его версиях), тем не менее, вновь требуется обновление.
Нынешняя версия учебника это учитывает, представляя некоторый дискуссионный материал в первой — методологической — части. Немного изменилась компоновка разделов, нет главы о булевой алгебре и логике нечетких множеств, так как учебник рассчитан на первую ступень высшего образования. Убран ряд цитирований и упоминаний литературы по сравнительной политологии, добавлен теоретический, эмпирический и иллюстративный материал. В файле есть интерактивное оглавление (закладки) и OCR-слой. Содержание
Предисловие
История сравнительной политологии
Становление современной сравнительной политологии
Традиционная сравнительная политология
Новая сравнительная политология
Плюралистичная сравнительная политология
Неоинституциональный этап сравнительной политологии
Сравнительный метод в политической науке.
Сравнение как метод анализа
Метод и теория в сравнительной политологии
Вилы и уровни переменных
Организация сравнительного исследования
Методические проблемы сравнения
Вилы сравнительных исследований
Неоинституционализм, теория рационального выбора и политика.
Виды неоинституционализма
Особенности неоинституциональной теории рационального выбора
Предпосылки неоинституциональной теории рационального выбора
Политика в экономическом неоинституционализме
Критика использования экономического неоинституционализма в сравнительной политологии
Политические сети и сравнительная политология.
Плюрализм, корпоративизм и политические сети
Общие методологические установки концепции политических сетей
Понятие политические сети
Вилы политических сетей
Понятие руководство в концепции политических сетей
Эффективность политических сетей
Эволюция концепции политических сетей: от структурного подхода к когнитивному
Сравнительное изучение политических сетей
Конструктивизм и сравнительная политология.
Особенности кризиса современной сравнительной политологии
Конструктивизм как методологический подход.
Конструктивизм в сравнительной политологии.
Событийное политическое знание и его значение для современной сравнительной политологии.
Проблема событийности политики
Событийное политическое знание
Сравнительная политология и событийное знание.
Эмпирическая теория и модели демократии.
Эмпирический подход к демократии
Философия демократии
Модель конкурентной элитистской демократии
Политико-модернизационная модель демократии
Модель полиархической демократии
Экономическая модель демократии
Демократическая модель прав человека
Консенсусная и мажоритарная модели демократии
Институциональная модель интегративной демократии
Типология политических систем и режимов.
Типологический анализ
Вилы типологий политических систем
Линейные типологии политических систем
Координатные типологии политических систем
Типологии переходных политических систем
Условия демократии.
Концепция условий демократизации Липсета
Объяснительные модели возникновения демократии
Экономические условия демократии
Исторические условия демократии
Распределительные модели условий демократии
Третья волна демократизации.
Концепция третьей волны демократизации.
Волны демократизации
Методологическая эволюция
Проблемы и модели консолидации демократии.
Консолидация демократии
Проблемы консолидации демократии
Факторы консолидации демократии
Проблема институциализации демократического транзита
Возможна ли четвертая волна демократизации?
Измерение демократии.
Логика развития индексов демократии
Индекс политического развития Катрайта
Индекс демократического действия Нейбауэра
Индекс демократизации Ванханена
Индекс свободы «Дома свободы»
Индекс политической демократии Боллена
Индекс институциональной демократии Гарра (Politу IV)
Обобщенный индекс демократичности Кемана
Опенка степени близости индексов демократии
Идея демократического аудита
Изучение государственных институтов в сравнительной политологии.
Институциональные дизайны государственного правления
Устойчивость институциональных дизайнов государственного правления и связь с политическими режимами
Президенциализация современного государственного правления и политики
Распределение и разделение власти
Институциональные дизайны и состав парламентов
Сравнительное изучение правительств. Теория коалиций.
Сравнительный анализ федераций.
Понятие федерации
Современные федерации в мире
Политические институты федераций.
Федерализм и политические режимы.
Современные политические партии.
Кризис политических партий
Классификации политических партий
Эмпирические типологии партийных систем
Политические финансы
Гражданское общество, типы партий и модели демократии
Альтернативные формы политической организации
Эмпирический анализ партийных систем
Современные избирательные системы.
Электоральная компаративистика
Типы избирательных систем
Измерения избирательных систем
Избиратель и избирательные системы
Партии и избирательные системы (законы Дюверже)
Сравнительный анализ публичной политики.
Сфера сравнительного анализа публичной политики
Политические системы и публичная политика
Публичная политика и партииВ конце каждой главы:
Основные понятия
Основная литература
Дополнительная литератураЗаключение
Литература

Сравнительная политология. Сморгунов Л.В.

СПб.: 2012 - 448 с.

В учебнике раскрываются основные тенденции и проблемы развития современной сравнительной политологии. Особое внимание уделяется методологическим и методическим вопросам сравнительного анализа в политологии, соотношению качественного и количественного подходов к изучению современных политических институтов и процессов в различных странах, измерительному инструментарию изучения демократии, институциональных дизайнов государств, политических партий, избирательных систем, федераций, публичной политики. Работа содержит обширный эмпирический материал. Книга предназначена для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению «Политология», и всех интересующихся политическим развитием различных стран современного мира. Имеет гриф Учебно-методического объединения.

Формат: pdf

Размер: 11Мб

Смотреть, скачать: drive.google

Оглавление
Предисловие 8
Глава 1. История сравнительной политологии 13
1.1. Становление современной сравнительной политологии 14
1.2. «Традиционная» сравнительная политология 18
1.3. «Новая» сравнительная политология 24
1.4. Плюралистичная сравнительная политология 34
1.5. Неоинституциональный этап сравнительной политологии 40
Основные понятия 42
Основная литература 42
Дополнительная литература 43
Глава 2. Сравнительный метод в политической науке 44
2.1. Сравнение как метод анализа 45
2.2. Метод и теория в сравнительной политологии 48
2.3. Виды и уровни переменных 51
2.4. Организация сравнительного исследования 52
2.5. Методические проблемы сравнения 54
2.6. Виды сравнительных исследований 62
Основные понятия 67
Основная литература 67
Дополнительная литература 68
Глава 3. Неоинституционализм, теория рационального выбора и политика 69
3.1. Виды неоинституционализма 69
3.2. Особенности неоинституциональной теории рационального выбора 73
3.3. Предпосылки неоинституциональной теории рационального выбора 71
3.4. Политика в экономическом неоинституционализме 82
3.5. Критика использования экономического неоинституционализма в сравнительной политологии 89
Основные понятия 90
Основная литература 91
Дополнительная литература 91
Глава 4. Политические сети и сравнительная политология 92
4.1. Плюрализм, корпоративизм и политические сети 94
4.2. Общие методологические установки концепции политических сетей 97
4.3. Понятие «политические сети» 99
4.4. Виды политических сетей 102
4.5. Понятие «руководство» в концепции политических сетей 103
4.6. Эффективность политических сетей 106
4.7. Эволюция концепции политических сетей: от структурного подхода к когнитивному 107
4.8. Сравнительное изучение политических сетей 108
Основные понятия 112
Основная литература 113
Дополнительная литература 113
Глава 5. Конструктивизм и сравнительная политология 114
5.1. Особенности кризиса современной сравнительной политологии 114
5.2. Конструктивизм как методологический подход 116
5.3. Конструктивизм в сравнительной политологии 121
Основные понятия 125
Основная литература 125
Дополнительная литература 125
Глава 6. Событийное политическое знание и его значение для современной сравнительной политологии 126
6.1. Проблема событийности политики 127
6.2. Событийное политическое знание 129
6.3. Сравнительная политология и событийное знание 133
Основные понятия 138
Основная литература 138
Дополнительная литература 138
Глава 7. Эмпирическая теория и модели демократии 139
7.1. Эмпирический подход к демократии 1 39
7.2. Философия демократии 142
7.3. Модель конкурентной элитистской демократии 145
7.4. Политико-модернизационная модель демократии 148
7.5. Модель «полиархической демократии» 149
7.6. Экономическая модель демократии 1 52
7.7. Демократическая модель «прав человека» 1 54
7.8. Консенсусная и мажоритарная модели демократии 157
7.9. Институциональная модель «интегративной демократии» 159
Основные понятия 1 61
Основная литература 1 61
Дополнительная литература 1 62
Глава 8. Типология политических систем и режимов 163
8.1. Типологический анализ 163
8.2. Виды типологий политических систем 165
8.3. Линейные типологии политических систем 167
8.4. Координатные типологии политических систем 1 75
8.5. Типологии переходных политических систем 182
Основные понятия 188
Основная литература 188
Дополнительная литература 188
Глава 9. Условия демократии 189
9.1. Концепция условий демократизации Липсета 189
9.2. Объяснительные модели возникновения демократии 191
9.3. Экономические условия демократии 192
9.4. Исторические условия демократии 196
9.5. «Распределительные» модели условий демократии 200
Основные понятия 208
Основная литература 208
Дополнительная литература 208
Глава 10. Третья волна демократизации 210
10.1. Концепция третьей волны демократизации 211
10.2. Волны демократизации 213
10.3. Методологическая эволюция 216
Основные понятия 224
Основная литература 224
Дополнительная литература 224
Глава 11. Проблемы и модели консолидации демократии 225
11.1. Консолидация демократии 226
11.2. Проблемы консолидации демократии 229
11.3. Факторы консолидации демократии 232
11.4. Проблема институциализации демократического транзита 235
11.5. Возможна ли четвертая волна демократизации? 239
Основные понятия 241
Основная литература 242
Дополнительная литература 242
Глава 12. Измерение демократии 243
12.1. Логика развития индексов демократии 243
12.2. Индекс политического развития Катрайта 246
12.3. Индекс демократического действия Нейбауэра 248
12.4. Индекс демократизации Ванханена 250
12.5. Индекс свободы «Дома свободы» 254
12.6. Индекс политической демократии Боллена 259
12.7. Индекс институциональной демократии Гарра (Polity IV) 262
12.8. Обобщенный индекс демократичности Кемана 266
12.9. Оценка степени близости индексов демократии 267
12.10. Идея демократического аудита 268
Основные понятия 273
Основная литература 273
Дополнительная литература 273
Глава 13. Изучение государственных институтов в сравнительной политологии 274
13.1. Институциональные дизайны государственного правления 274
13.2. Устойчивость институциональных дизайнов государственного правления и связь с политическими режимами 282
13.3. Президенциализация современного государственного правления и политики 283
13.4. Распределение и разделение власти 284
13.5. Институциональные дизайны и состав парламентов 289
13.6. Сравнительное изучение правительств. Теория коалиций 294
Основные понятия 305
Основная литература 305
Дополнительная литература 306
Глава 14. Сравнительный анализ федераций 307
14.1. Понятие федерации 308
14.2. Современные федерации в мире 312
14.3. Политические институты федераций 323
14.4. Федерализм и политические режимы 331
Основные понятия 335
Основная литература 335
Дополнительная литература 335
Глава 15. Современные политические партии 336
15.1. Кризис политических партий 337
15.2. Классификации политических партий 340
15.3. Эмпирические типологии партийных систем 348
15.4. Политические финансы 354
15.5. Гражданское общество, типы партий и модели демократии 357
15.6. Альтернативные формы политической организации 360
15.7. Эмпирический анализ партийных систем 363
Основные понятия 376
Основная литература 376
Дополнительная литература 376
Глава 16. Современные избирательные системы 377
16.1. Электоральная компаративистика 377
16.2. Типы избирательных систем 381
16.3. Измерения избирательных систем 391
1 6.4. Избиратель и избирательные системы 398
16.5. Партии и избирательные системы (законы Аюверже) 400
Основные понятия 402
Основная литература 402
Дополнительная литература 402
Глава 17. Сравнительный анализ публичной политики 404
1 7.1. Сфера сравнительного анализа публичной политики 405
1 7.2. Политические системы и публичная политика 412
1 7.3. Публичная политика и партии 415
Основные понятия 421
Основная литература 421
Дополнительная литература 421
Заключение 422
Литература 424

Данный учебник является фактически вторым изданием той книги, которая была опубликована в 2002 г. под названием «Современная сравнительная политология». С тех пор прошло около десяти лет, и кое-что изменилось как в самой науке, так и в знаниях автора. Отмечу прежде всего, что сравнительная политология сегодня, как и всегда, находится в авангарде политической науки. Хотя она смогла определиться с ведущей методологией (а ею оказался неоинституционализм в различных его версиях), тем не менее вновь требуется обновление. Нынешняя версия учебника это учитывает, представляя некоторый дискуссионный материал в первой - методологической - части. Немного изменилась компоновка разделов, нет главы о булевой алгебре и логике нечетких множеств, так как учебник рассчитан на первую ступень высшего образования. Убран ряд цитирований и упоминаний литературы по сравнительной политологии, добавлен теоретический, эмпирический и иллюстративный материал.

Загрузка...